Categories
Magazine

Выступление Андрея Битова в Brooklyn Library (2001)

О трагедии 11 Сентября.
Накаркал… В конце прошлого, 20-го, века в журналах появилась бездна каких-то анкет с серьёзными вопросами, дескать: “Что вы видите, какие перспективы?”. Спрашивали и меня. А я не хочу видеть… Но одну штуку я “каркнул”. Я вспомнил одну примету, я её подхватил в Грузии, но возможно она существует и у других народов. Примета, что год у человека пройдёт так, как он встретит 1 Января. Имеется ли в виду похмелье – я не знаю. И когда меня спрашивали про этот пресловутый, 2001, год, я отвечал: это – 1 Января для всего человечества. Я никак не думал, что 11-е Сентября случится. Но я надеюсь, что на внутренней стороне кольца царя Соломона написано, что и это пройдёт.
11-го Сентября у меня кракнули мозги, хотя я давно готовился к концу света и сочинял, думал, писал, пытаясь осмыслить место человека на Земле. Не какой-нибудь нации или народа, а самого этого биологического вида. Особь идёт на самоубийство. Происходит взаимоуничтожение внутри вида, это биологический кризис, мы забыли, что мы биологические существа. У нас работает 5 или 10 процентов мозга, остальные 90 ни черта не работают. Так может быть они работают, только мы не знаем как? Мы до сих пор не знаем как регулирует вид свою численность. И стараемся не думать о вещах жестоких, неприятных и нам не лестных. Я не понимаю, почему это мыслящее животное- человек, такой жадный, такой, в целом, империалист. Мы, между прочим, живём в пору падения империй. Они падают одна за другой, как домино. Немецкой не удалось, английская упала. Русская развалилась на моих глазах. Я ожидал, что что-то должно случиться с этим сознанием, которое поменяло свой знак: все же считают себя правыми! Это ужасно, из-за этого горит и погибает весь мир. У меня возник конфликт со словом “Правота”. Одни убеждённые правые борются с другими убеждёнными правыми, при этом льётся моя бесправная кровь, или кровь моих бесправных соотечественников, или ещё чья-то. Но я думал, что проекция конца света произойдёт каким-то космическим или экологическим путём. Прилетит метеор или комета хвостом заденет. Тогда я думал, что как в каком-нибудь Голливудском фантастическом кино, мы, вместо того чтобы пускать потенциалы друг на друга, выстроим их, просчитаем траекторию, выстрелим в комету и она не упадёт на Землю. Не зря окажутся затрачены усилия на технический прогресс, а для спасения. Вот такие простые мысли… Или, допустим, растают какие-то ледяные шахты или задышат на нас озоновые дыры и наконец мы все поймём, что живём на одной Земле, дышим одним воздухом и пьём одну воду. И ни один бункер и ни один миллион не спасёт от этого общего. И Земля окажется перед лицом, как я это называл: “неокончательной космо-экологической катастрофы”. Она не до конца добьёт, но заставит понять, заставит мир объединиться.
О ненормативной лексике.
Вопрос из зала:
– Почему сейчас в основе российской литературы, забыв о том, что там всё-таки имеется молодое поколение, идёт ненормативная лексика? Скажите пожалуйста, что, обязательно забыть о том Великом Русском Языке, который существовал? Воспитательный фактор существует или нет?

– Вы реально себе представляете, что ребёнок, который хочет “Sneakers” или новую компьютерную игру, крадется и среди всех книг находит эту, где что-то матом сказано? Раскрывает её и- О, боже!- что с ним происходит… Так вот, я предпочитаю не материться, но мат есть огромная часть русского языка…
Тот же голос из зала:
– Которой быть не должно!

– Что значит не должно? Это есть. Нельзя так ставить вопрос: “Этого быть не должно”. Вы знаете где грязь? А вы знаете как грязно выражаются люди без матерных слов? На это у вас ухо есть? По телевизору говорят такую пошлятину… Это не значит, что мат должен быть всюду, но правильно употреблённое матерное слово… Как вы в России будете строить дорогу без мата- не знаю. Когда роняешь на ногу кирпич, культурно отреагировать на это невозможно. Хотя-бы потому, что кирпичи носить вручную некультурно. Книги одного из классиков ненормативной лексики Юза Алешковского, в Россию, кстати, пришли отсюда, из Америки. Вам надо было запретить его публиковать и мы бы до сих пор всё на машинках перепечатывали. Он описал этот чудовищный советский язык, который сплавился из канцеляризмов, ГУЛАГа и уголовной лексики. Это был советский язык, хороший он или плохой, если он исчезнет, будет дыра. И будет провал в культуре. Культура – это непрерывный процесс…
Оппонент разражается гомерическим хохотом. 
- Это не культура, а бескультурье!
– Ну и воюйте, только ничего от этого не происходит кроме зла и насилия. В министерстве будет сидеть дополнительный чиновник, может быть жена Путина, нам зайца на зайца переправлять! Не надо ничем руководить, хватит. Дайте жизни немножко пожить. Если говорить о демократии – у неё нет решений, а есть движение. Рождается первое поколение без Ленина, без вот этого (указывая на значок на лацкане пиджака), и его отправляют в Чечню. Вот где преступление. Придёт какой-нибудь вождь получше, поправит этого вождя, что похуже… Дайте этому пройти! И глупо говорить что раньше было лучше. Хуже только одно – что мы стареем и умрём. Ладно, давайте я отвечу на письменные вопросы. Так… вот смотрите, это хуже чем мат так формулировать: “Что предпринимается в писательской среде для предотвращения реформы русского языка?”. Что здесь написано по-русски? Вы бы от советского языка постарались избавиться. А мат останется.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *